На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Приколисты

418 276 подписчиков

Свежие комментарии

  • галина зотова (zotova)
    когда обращаешься к конкретному человеку,то говоришь Вы.Десятина
  • Олег Дятчин
    не, троечка! )))Пригласили как-то...
  • Елена
    Заглавную букву пишут, когда хотят подчеркнуть уважительность к оппоненту в письме.Десятина

Метелка-Метелица

- Да вот, подобрал сегодня. На дворе мороз, а кто-то их выставил прямо на улицу. И рука не дрогнула же… - Михалыч продемонстрировал Зинаиде спящих в обнимку в коробке двух щенков...

Двор был старым. Из тех, где еще очень много зелени, а деревья до пятого этажа. Подъезды обшарпанные, но аккуратные.

Детские городки присутствуют, но пустуют...

Когда-то квартиры в доме выдавали местной талантливой молодежи - артистам, писателям, художникам, тогда еще молодым, амбициозным, с особыми взглядами на жизнь и культурным подходом к общему домовладению.

Молодой интеллигенции насобиралось много, дом получился многоподъездным и многолюдным. Обитатели довольно тесно общались, большинство знали друг друга если не лично, то хотя бы в лицо, обсуждали достижения и провалы соседей, восхваляли и критиковали, словом, "варились в одном культурном котле".

Со временем интеллигенция вырастила и отправила во взрослую самостоятельную жизнь детей, а сама остепенилась и постарела. Активный и шумный когда-то, дом постепенно превратился в тихий приют пенсионеров.

Впрочем, колоритных личностей, учитывая род занятий жильцов, хватало и здесь. И не только среди коренных обитателей дома.

Дворничиха Зинаида, как многие думали, работает здесь вечно. Когда-то еще молодой девчонкой, приехавшей искать счастья из деревни в город, долго мыкалась в поисках жилья и работы и устроилась временно дворником и уборщицей в большой новый дом.

Получила в свое распоряжение служебную комнатушку, где и поселилась, да как-то так и прижилась. С работой своей справлялась на отлично, начальство менялось, но всегда ценило ее идеальную расторопность и исполнительность.

Со временем Зинаиде выделили уже не комнату, а маленькую квартирку. И без ее шустрой фигурки, целыми днями, казалось, наводящей порядок на вверенной территории, уже невозможно было представить этот дом.

Внешне Зинаида была невысокой и худой, с длинным хвостом волос, уже сильно поседевшим и поредевшим. За чистоту и порядок стояла горой и в этом вопросе спуску не давала никому, запросто могла словесно "отметелить" любого нарушителя.

За эту черту характера в совокупности с внешностью и родом деятельности ее и называли за глаза Метелкой.

Особо доставалось от Метелки нерадивым собачникам. К тому, что за питомцами надо убирать, она приучила их давно - без пакетиков выгуливать собак не выходил никто.

Но не дай бог было кому-то зазеваться или полениться, бдительное око Зинаиды замечало все, и уйти от справедливого возмездия удавалось немногим.

Громкий лай, невоспитанное поведение питомцев и грязь на лапах в непогоду тоже не оставались без словесного "отметеливания". Понятно, что теплых чувств ни собачники к Метелке, ни она к ним не питали...

Другая примечательная личность дома - Михалыч, напротив, знал всех местных питомцев и их владельцев по именам, нередко подбирал, а затем пристраивал в хорошие руки бездомных щенков и котят, и не единожды вступал в споры на этой почве с Зинаидой.

Все ничейное “зверьё”, время от времени появлявшееся во дворе дома, с лёгкой руки Михалыча выживало и быстро находило новых хозяев.

Михалыч был здоровенным дядькой, давно седым, когда-то "сидевшим" и ставшим после этого сильно набожным. Выйдя из колонии, где отмотал немалый срок за махинации на таможне, обязанный пожизненно возмещать государству причиненный ущерб, он давно жил без семьи и, как и Зинаида, добросовестно выполнял свою нынешнюю работу.

Говорили, что руки у него "золотые". Будучи штатным сантехником дома, Михалыч успевал справляться не только со своими прямыми должностными обязанностями, но еще и постоянно что-то ремонтировал, чинил, красил и доводил до ума по хозяйству.

Да и жильцы все время подкидывали заказы, не связанные с его родом деятельности - от "починить телевизор" до "покрасить потолок". Рукастый и безотказный, без работы он не оставался никогда.

*****

Январским утром у Зинаиды в подсобке в полуподвальном помещении случилась катастрофа.

Где-то кто-то что-то спустил в канализацию, и нечистоты сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее начали лезть из раковины подсобки. К моменту, когда Зинаида это обнаружила, на полу уже стояла небольшая зловонная лужа, а масштаб бедствия только увеличивался.

Схватившись за голову, Зинаида начала лихорадочно искать номер телефона сантехника и срочно вызвала его на место происшествия.

Михалыч появился почти сразу. В одной руке он нес ящик с инструментами, а другой обнимал картонную коробку. Оценив ситуацию, крякнул, подкрутил ус, пристроил в дальний угол комнаты свою коробку и принялся быстро раздеваться.

Обнажился в холодной, почти неотапливаемой подсобке до трусов и, отложив стопку с одеждой на безопасное расстояние, принялся за дело…

Зловонная жижа сдаваться сразу не желала категорически и, продолжая прибывать из раковины, отвоевывала все больше пространства подсобки.

Спустя часа полтора Михалыч все же разрулил ситуацию, но к тому моменту уже треть пола комнаты была в канализационных отходах.

- Ну, кажись, одолели… - Михалыч выдохнул. - Боялся, что придется подмогу вызывать. Теперь только ж все это отчистить и отмыть еще надо. Давай, хозяйка, я уж сам тут. Все равно, вон, устряпанный весь по уши.

Неси лопату совковую да пару ведер побольше. Сейчас все это соберем и в канализацию повыносим. А уж потом отмывать начнем...

Зинаида кивнула, быстро приволокла лопату и ведра, и Михалыч принялся собирать и выносить "добро" на улицу, а потом еще с полчаса отмывал пол, разрешив Зинаиде лишь менять воду да подсоблять по мере надобности.

Закончив, кое-как обмылся да обтерся и, порядком уже замерзший и замотанный в принесенное Зинаидой старое покрывало, был приглашен принимать душ и приводить себя в порядок в Зинаидину квартиру в ближайшем подъезде.

- Только ж не один я, - Михалыч достал свою коробку и, приоткрыв ее, заглянул внутрь. - Спят... Наелись и, видно, и не просыпались все это время...

- Кто там у тебя? - неласковая ко всякой живности, на сей раз Зинаида говорила миролюбиво.

- Да вот, подобрал сегодня. На дворе мороз, а кто-то их выставил прямо на улицу. И рука не дрогнула же… - Михалыч продемонстрировал Зинаиде спящих в обнимку в коробке двух щенков.

- Ох, Михалыч, ты неисправим… Сам без семьи в общаге мыкаешься, а зверье это все обустраиваешь по высшему разряду… Они тебе на небесах, наверное, уже памятник заготовили за твои заслуги!

- Памятник-не памятник, а на душе тепло. Это ж все живые души…

- Бери свои живые души. Да идем уже, а то скоро и сам окоченеешь…

*****

Спустя пару часов, согретый снаружи с помощью душа, а изнутри горячей едой, самогонкой и чаем, Михалыч учил Зинаиду ухаживать за щенками. Та поначалу смотрела на все это действо недоверчиво и неохотно, но постепенно стала и сама помогать.

А когда один из щенков сначала хорошенько ее обслюнявил, а потом уснул у нее на коленях, уткнувшись носом в ее живот, грозная Зинаида и вовсе "поплыла":

- А оставляй их у меня пока. На улице мороз. Где ты их пристраивать будешь? Не в общагу же понесешь…

Давай вон отгородим им угол, и пусть ползают там. Только уж сам забегай их нянчить, а то я ж все больше на работе - сидеть не смогу с ними.

На том и порешили. Зинаида выдала Михалычу запасные ключи от квартиры, а сама поспешила по делам - снег чистить.

Вернувшуюся вечером с работы, уставшую и обессилевшую, Зинаиду встретил запах жареной картошки. Михалыч, мурлыкая что-то себе под нос, кашеварил на кухне. На нехитро, но аккуратно сервированном столе уже стояли приготовленный салат и порезанные сало и хлеб…

Щенков пристраивать никуда не стали: новоиспеченной семье как раз таких и не хватало. Сначала Михалыч каждый день приходил с ними заниматься, а потом однажды Зинаида его просто никуда не отпустила…

А он не очень-то и сопротивлялся:

- Не Метелка ты у меня, а Метелица: с виду холодная, а на самом деле мягкая и тихая…

А что женщине еще надо? Обнимать нежно и убаюкивать. И чтобы встречали запахом жареной картошки.

Ну и еще сметающий все на своем пути тыдых-тыдых навстречу и несомненное счастье на шерстяных мордашках…

ЛЮДМИЛА ПРИЛУЦКАЯ

Картина дня

наверх