Приколисты

418 414 подписчиков

Мужская болезнь

Мужская болезнь

Ещё с вечера почувствовал себя неважно. Голова раскалывалась как спелый арбуз, кажется ещё чуть-чуть и услышу хруст. Жена захлопнула дверцу холодильника — показалось будто ударили в барабан ба-ба-а-ах! Жена заметила, что я скривился, посмотрела удивлённо.

А я, еле поднимая ноги, пошаркал в спальню за свитером и тёплыми носками. Не нашёл. Вечно она их прячет словно это самые ценные вещи в доме, пришлось тащиться обратно в кухню.

Господи, как караваны в пустыне передвигаются? У меня язык прилип к нёбу, колет будто пуплятку от кактуса сожрал.

— Наташ, где носки и свитер?

— Зачем тебе?

— Завтра выходной, пойду на блошиный рынок, продам за миллион и уедем на Мальдивы.

— Отличный план! В шкафу, справа. Там, где твои трико лежат.

— Зачем спрятала? Сама хотела продать и свалить с баблом?

— Ага, ты меня раскусил. Вообще, вокруг твоих носков квартира строилась, поэтому они на обычном месте, дорогой. Что с тобой?

Ну наконец заметила! Внимательность 80 левел, блин!

— Да чёт коматозит, — медленно ворочая языком, шепчу, сам наливаю водички. Крутяк, что мы не в пустыне, — Кинешь пару кубиков льда?

— Так ты мёрзнешь или тебе жарко?

— Да сам не пойму, трясёт как старую стиралку.

— Ну, иди, полежи, сейчас и водичку, и градусник принесу.

Плетусь обратно, зарываюсь в мягкий плед. С благодарностью к этому миру, закрываю глаза. Хорошо-то как!

Тут и Наташка подоспела с градусником и водой.

— А чего свитер не надел?

— Да забыл, сразу лёг.

— На, попей, — протягивает тёплый стакан.

— Что это?

— Вода, я подогрела чуток.

— Ну, спасибо, — стараюсь не раздражаться: хуже тёплой воды только тёплое молоко, Наташка сейчас и его притащит, я её знаю.

— Главное не разболейся, мы же в воскресенье за грибами хотели.

— Я постараюсь, — чувствую, как слабеет мой голос, — Я посплю. Ладно?

— Конечно, милый, — целует в лоб, ещё раз внимательно смотрит на меня и уходит смотреть свой сериал.

Боже мой, как же плохо-о-о-о (коллаж by Canva)

В субботу проснулся совсем разбитый. В голове перестрелка, веки тяжёлые, как гантели в качалке. Похоже, всё-таки заболел. Наташу бы не заразить!

А она уже гремит на кухне, грохочет сковородками словно шаман вызывающий дождь. А нет, это она мясо отбивает. Эх, обожаю когда она его готовит, жалко кусок в горло не полезет. Та пуплятка от кактуса ещё там. Сил встать нет, пишу сообщение: Милая, можно потише? Голова болит.

Не читает, руки, наверное, грязные, ладно сам дойду. Мужик я или нет?

Медленно бреду на запах пирога, мой любимый с абрикосами. По пути сворачиваю в ванну, смотрю на свою унылую морду. Побриться? О, нет, эта задача мне сегодня не по силам. Зубы почищу — уже герой.

— Как дела, милый? Как себя чувствуешь?

— Как вчера только хуже.

— Серьёзно? Температура вроде нормальная. Давай давление померим? Блин, у нас же тонометра нет, надо купить.

— Ага, да ладно, отлежусь, к вечеру огурцом буду.

— Может всё отменить? — грустно и тревожно спрашивает жена.

— Нет, что ты?! — отвечаю великодушно — Ни за что! Не зря же ты абрикосы покупала?

— Ну смотри, если что я могу перенести на следующую неделю.

— Нет-нет, что ты! Просто я, наверное, отлежусь в спальне, чтобы не заразить никого.

Много одиноких. Девушки не стесняются

— Что даже встречать не выйдешь?

— Ну я же не придурок какой, Наташ! Конечно, выйду, посижу с вами немного и обратно под одеяло.

— Хорошо. Иди, полежи, завтракать будешь?

Я только открыл рот согласиться, как она уже ответила за меня:

— Хотя тебе, наверное, сейчас не до еды.

— Ну да, пойду, лягу.

Зная Наташу, предугадываю, что скоро она пойдёт в душ, будет долго жужжать феном. Я за это время найду чем поживиться.

Как к гадалке ходил — в душе вода льётся. Наташа баночками своими гремит, напевает. Минут пятнадцать у меня есть, иду на разведку в продовольственный отсек.

Ну и ароматы тут, аж голова закружилась, и желудок радостно встрепенулся внутри. Шутка ли, со вчерашнего вечера ни крошки бутерброда во рту не было. «Спокойно, братан, — успокаиваю урчащего в животе — сейчас угостимся тем, что найдём. Остальное — вечером, когда полегчает».

Быстро-быстро завтракаю и ложусь обратно болеть, сил немного прибавилось, наверное, кино посмотрю на планшете. Хвала тем, кто их изобрёл!

День прошёл лучше, чем я ожидал. Пришлось конечно, выйти, поздороваться. Хотел бодрячком, а сам закашлялся на полуслове, как чахоточный, блин. Даже неудобно стало. Поэтому меня тут же отправили обратно в постель, обещали позвать на чай. Абрикосовый пирог пропускать нельзя. Зря что ли, Наташа так старалась?

Досмотрел сериал, задремал, проснулся от шороха в прихожей. Слышу наконец, гостья уходит, собирается, шуршит пакетами, Наташе наставления даёт, будто та маленькая. Надо выйти, проводить. Чай с абрикосовым пирогом я, похоже, проспал.

Наташа вызвалась проводить на электричку. Ну что же пусть идёт, прогуляется, отдохнёт немного от готовки. Надо будет ей помочь прибраться, когда полегчает. Хотя вот сейчас поспал и стало намного легче, отпускает, похоже.

Надо трико снять, терпеть ненавижу дома в трениках ходить. Но сегодня особый случай. На экране телефона неоконченная игра, сейчас доиграю и поем отбивную по Наташкиному фирменному рецепту. Обожаю её. Жену и её отбивные.

Так-с что у нас в холодильнике: о-па, пивo! Точно я же вчера сам его сюда ставил. Отличное начало!

Вытаскиваю родимую бутылку из холодного плена, её бока покрываются испариной, а мой рот наполняется слюной.

Что у нас на столе фольгой заботливо прикрыто? Ага, тут крабовый салат — мимо. Тут бутерброды с икрой — прямо по назначению. Вот и они, отбивные, не закончились, родимые.

Беру прямо рукой большой кусок. Второй рукой открываю пиво и сквозь этот пшик слышу звук ключа, поворачивающего в замке.

Блин, я окружён! Мне не спастись! Впереди прихожая, сзади балкон.

— Милый, это мы! — Кричит Наташа — Электричку отменили, представляешь?! Следующая через три часа...

В этой тишине я слышу, как тикают наши электронные часы. На меня смотрит две пары глаз. Наташины и тёщины.

Стою посередине кухни в семейных трусах, с бутылкой пива в одной руке и отбивной в другой. Языком слизываю прилипшую к губам икринку.

— Здравствуйте, мама... — шепчу тихонько.

Ну а что ещё сказать? Надо быть вежливым.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх