Приколисты

418 263 подписчика

Свежие комментарии

Тамара Пегова не любила Новый год...

Тамара Пегова не любила Новый год, каждый раз буквально с ужасом дожидаясь приближения столь любимого нашими соотечественниками праздника.

И дело было не в том, что эта молодая женщина отличалась нелюдимостью или угрюмостью – вовсе нет! Просто её муж Толик отличался редкостным гостеприимством. Вот нравилось мужику слыть среди друзей и знакомых хлебосольным хозяином, чтобы все говорили:

- О, Толян Пегов – широкой души человек, ничего ему для людей не жалко. Знает толк и в выпивке, и в закуске, не то, что некоторые жлобы.

На Новогодние праздники у Пеговых обычно собиралось не меньше двух десятков гостей. Угощение вроде бы готовили в складчину, и никто не приходил с пустыми руками: кто-то приносил салатик, кто-то шампанское или вино, кто-то фрукты. Но ведь новогодний стол по русскому обычаю должен ломиться от холодных и горячих блюд – иначе несмываемый позор хозяйке.

Вот их-то и готовила для приглашенных гостей с напряжением всех сил Тамара, потому что у Толика на 31 декабря всегда обнаруживались какие-нибудь срочные дела. Он убегал ещё с утра, чтобы появиться буквально перед приходом всей компании, когда жена уже падала с ног от изнеможения. Какое уж тут празднование!

Гости, между тем, ели, плясали, пели песни и вновь усаживались за стол, недоуменно поглядывая осунувшуюся от переутомления хозяйку квартиры, которой явно не хотелось веселиться. Она с ужасом думала, что, когда эта орда расползется по домам, ей предстоит ещё перемыть гору посуды. Кстати, в этом деле на помощь Толика тоже нельзя было рассчитывать, потому что страдал с похмелья и неизменно ныл, что у него трясутся руки и болит голова, а то и вовсе (словно нарочно) бил посуду из парадных сервизов.

- Новый год – семейный праздник, - каждый раз в конце декабря пыталась урезонить не в меру гостеприимного мужа Тамара. – Давай проведем его вместе с детьми.

- И что это за праздник тогда получится? Ни выпить толком, ни закусить, ни поржать над анекдотами с мужиками, – моментально восставал от такой перспективы Толик. - Я отдохнуть хочу, расслабиться…

- Я тоже работаю, и тоже хочу отдохнуть, - возражала Тамара. – Почему мы каждый Новый год собираем всю ораву у себя? Я тоже не прочь, прихватив вазочку с селедкой под шубой, отправиться к кому-нибудь в гости.

- Дорогая, но ведь ты лучше всех готовишь. Помнишь, как-то мы справляли Новый год у Уткиных, так все остались голодными. У Егоровых родители больные, а от еды Смирновой Галки даже свиньи отвернутся.

- Ничего, я и дома потом поем!

- Ну, Томусик, все же тебя так хвалят. Неужели не приятно?

- Приятно? Это же каторга ежегодная какая-то, а от тебя помощи никакой.

- Скажешь тоже… каторга, - отмахивался Толик. - А не помогаю, потому что меня директор перед самым Новым годом, как назло, постоянно напрягает каким-нибудь срочным поручением. Не увольняться же, чтобы помочь тебе сыр резать. И вообще…

Толик, умильно улыбаясь, обнимал жену.

- … не сердись, Томусик, но все так напрашивались к нам в гости, что у меня не хватило духу отказать. Ты не представляешь, как они радовались, получив приглашение.

- Я также радовалась бы, если бы каждый год за меня кто-нибудь праздничное угощение готовил, а я только ела да плясала.

Неизвестно, сколько бы это всё продолжалось, если бы как-то 30 декабря Тамара не встретила в магазине Лизу Уткину. Поглядев на заваленную с верхом продуктами тележку, женщина легко и радостно перевела дыхание.

- Ну ты, Томка, даешь! Как тебя хватает каждый год нам пир горой устраивать?

Тамара скрипнула зубами – собеседница ударила по самому больному.

- Да я бы с удовольствием к тебе в гости сходила.

Лицо Лизы недовольно вытянулось.

- О, нет. Избавь меня от этого. Я люблю на праздниках веселиться, а не у плиты стоять. К тому же твой Толик говорит, что ты обожаешь готовить. Он в прошлый раз все 31 декабря у нас дома проболтался – моему Уткину ничего делать не давал. Сказал, что ты терпеть не можешь, когда в кухне под ногами кто-то крутится. Мол, из дома даже выгоняешь, и ему податься некуда. Кстати, в этот раз я вместо салата колбасу и сыр для нарезки к столу принесу, потому что в Салон красоты записалась и проторчу там до вечера. Знаешь, есть примета - как Новый год встретишь, так и проведешь. Хочу весь год выглядеть красивой и свежей. Терпеть не могу баб, что за собой не смотрят. Знаешь, есть такие распустехи. Не женщины - придатки к кухонному комбайну.

- У-гу, - нахмурилась Тамара, покосившись на тележку. – Ты права… именно распустехи – придатки к кухонному комбайну.

«Хорошо, что ещё не расплатилась на кассе». Вернув содержимое тележки на прежние места, Тамара вышла из магазина с небольшим пакетом с самым необходимым.

Домой она вернулась в состоянии такого бешенства, что её даже трясло. Значит, Толик врал, что задерживается на работе, а сам, тем временем, околачивался у друзей, чтобы сохранить силы и настроение для ночной гулянки.

Сначала разъяренная женщина хотела устроить супругу скандал, но Толик вернулся домой поздно. Тамара уже лежала в постели, когда услышала, как муженек хлопает дверцей холодильника в поисках чего-нибудь вкусненького.

- Томусик, - вскоре появился он на пороге спальни. – А чего это в холодильнике только борщ и картошка? Ты почему не закупилась к празднику? Завтра полдня промотаешься по магазинам, а готовить-то когда собираешься?

К этому времени гнев у Тамары уже поутих, но обида осталась, и женщина решила проучить мужа – да так, чтобы впредь было неповадно её обманывать.

- К сожалению, дорогой, и закупать продукты, и готовить угощение придется тебе одному. Мне поручили завтра приготовить и развезти подарки пенсионерам нашего предприятия. А там список на три страницы. Дай Бог, к Новому году домой вернуться бы.

Тамара работала в бухгалтерии мясокомбината, и два дня назад уже поздравила пенсионеров, но мужу об этом знать было необязательно.

Толик даже с лица сменился.

- Но, Томусик, - возмутился он, - мне тоже на работу надо.

- Отпросись, - отрезала Тамара. - Ты каждый год 31 декабря допоздна работаешь. Можно хотя бы раз и начальству пойти навстречу такому незаменимому работнику.

- Ты не понимаешь: меня потом директор так зашпыняет, что хоть увольняйся! – завопил муженек, явно недовольный таким оборотом дела. – Придумай что-нибудь?

Тамара лишь поудобнее устроилась на подушке и нарочито зевнула.

- А что тут можно придумать? Обзванивай всю кодлу и отменяй праздник. Пусть встречают Новый год в другом месте… у Уткиных, например.

Толик растерялся.

- Томусик, как же так? Ведь люди не готовились, понадеявшись на нас.

- Тогда вставай за плиту сам.

- Но я не умею.

- В Ютубе ролики пошаговые посмотришь, да и твои друзья с собой что-то принесут.

- Они принесут! – обиженно взвыл Толик. – Ерунду какую-нибудь несъедобную.

- Вот её и будем есть.

Никогда ещё Тамара так не проводила канун Нового года. Вместо суматошного угара у плиты, она весь день неспешно прогуливалась по городу, сидела в кафе, посетила Новогоднее представление, прошлась по магазинам, купив себе на новогодней распродаже красивое платье.

Чувствовала себя Тамара при этом настоящей авантюристкой – как минимум, школьницей, прогуливающей важную контрольную работу. Было и весело, и азартно.

Толик то и дело названивал ей по телефону, умоляя поторопиться. Науськивал призывать мать к своим обязанностям и детей, но Тамара отвечала и тотчас отключалась.

Появилась она дома, встретившись в подъезде с первыми гостями, и имела возможность насладиться их оторопелыми лицами при виде пустого стола. Смекнув, что Пеговы не успеют приготовить угощение до Нового года, расфуфыренным гостьям пришлось повязывать на праздничные платья фартуки и спешить на кухню, чтобы помочь хозяевам.

В результате жаркое оказалось пересушенным, а картошка, наоборот, недожаренной. Салаты настолько утопали в майонезе, что невозможно было угадать ингредиенты. В общем, гости деликатно поковырявшись в малосъедобном угощении, что-то расхотели танцевать и веселиться, покинув под разными предлогами квартиру Пеговых, едва пробило полночь.

- Тебе не кажется, - задумчиво спросила Тамара расстроенного мужа, - что все эти годы твои друзья к нам приходили, чтобы только пожрать на дармовщинку?

Удивительно, но в этот раз Толик не стал защищать своих приятелей.

- Нехорошо получилось, - согласился он. – Вот на следующий год…

- … или сами идем в гости, или встречаем праздник в семейном кругу. И никак иначе, - жестко заявила Тамара.

И измученный Толик не нашел сил возразить, правда, заметив, перед тем как отправиться мыть посуду на кухню.:

- Ты сегодня прекрасно выглядишь.

- Это потому что на мне красивое платье, а не костюм кухонного комбайна!

Тамара Пегова не любила Новый год...

взято вконтакте


Тамара Пегова не любила Новый год...

Тамара Пегова не любила Новый год...

Картина дня

наверх