Приколисты

418 466 подписчиков

Свежие комментарии

Каждый мужчина - персонаж книги А.Дюма "Три мушкетёра"...

... только в разные годы жизни - разный, уж простите за такой оборот.

Поясню.

Недавно на просторах Сети мелькнула идея, мол, вся жизнь мужчины - это, по сути, роман Дюма "Три мушкетёра". Сама заметка была искромётной, но короткой до безобразия, а как человеку, однажды запертому на всю зиму с циклом произведений "дяди Саши" про мушкетёров, копчёным окороком и бочкой выдержанного виноградного сока, мне есть, что сказать...

Да и тема жутко историческая - так что "а почему бы и не да?"
Да и тема жутко историческая - так что "а почему бы и не да?"

Итак!

В пубертате - каждый д'Артаньян, с зашкаливающим либидо, верой в себя и х[цензура]... гм... шпагой торчком. Знаний - ноль, зато амбиций - до, опять же, шпаги. Ну и светлая вера в "папиного знакомого, который работает где-то в столице и поможет присториться в жизни" - это прям бизнес-план, надёжный, [цензура], как швейцарские часы...

Де Тревиль при виде сына старого друга (но это не точно) /// Архивное фото Музея
Де Тревиль при виде сына старого друга (но это не точно) /// Архивное фото Музея

Отсутствие экю в кармане, оптимистичный взгляд на жизнь через розовое очко монокля мадам Бонасье и отсутствие моральных терзаний по поводу отношений с замужней женщиной, работы на государственную изменщицу (во многих смыслах) и систематических стычек с правоохранителями говорят лишь о незамутнённости сознания уровня "фанат моргенштерна".

Моргенштерн здорового человека /// Архивное фото Музея
Моргенштерн здорового человека /// Архивное фото Музея

После ряда жизненных пи[цензура]... неудач, которые по молодости и наивности зовутся ПРИКЛЮЧЕНИЯ, парни уже не молодые и безбашенные гасконцы, а, знаете ли, Арамисы: разбираются (и почти не путают!), чем тыкать в гвардейцев кардинала, а чем - в молоденьких белошвеек, которые, после прочтения сонетов про белые звёзды и чистую любовь, стремительно набираются жизненного опыта и зовут это всё, опять-таки, приключениями.

(Ситуации, когда Арамисы переходят на сторону зла и путают гвардейцев кардинала и работниц лёгкой как и поведение некоторых из них средневековой промышленности в контексте данного произведения рассматривать не будем, ибо нас, не дай Бог, читают дети. А им и без этого со всех экранов тыкают пропагандой не того, чего следовало бы...)

Занимательный факт: о какой цензуре идёт речь (Арамис-белошвейки или Арамис-гвардейцы) - решать только Вам; о том, что из перечисленного Вы представили первым узнаете тоже только Вы...
Занимательный факт: о какой цензуре идёт речь (Арамис-белошвейки или Арамис-гвардейцы) - решать только Вам; о том, что из перечисленного Вы представили первым узнаете тоже только Вы...

Когда уже "скрипит потёртое седло", а после пары бутылок анжуйского вина наступает не блаженное чувство лёгкости бытия, а смурное состояние и навязчивое желание пи[цензура]... мануально поучать молодых "щщщщенков, которые не уважают старших" - это стадия Атоса. Суровость, меланхолия и хронические болячки зашкаливают, но в руках ещё есть сила, а шпага не повешена на гвоздь...

Апофеоз жизни (но не её закат!) - это Портос: вкусно покушать и в очередной раз попытаться объять необъятную мадам Кокнар, громогласно храпя и... храпя (не забываем про уважение к старшим!). Ну а то, что камзол размера XXXL и тарелка размером с корыто для комбикорма - так душа широкая и кость тяжёлая. И вообще - все размеры безбожно перепутаны белошвейками по вине Арамиса!

Тысячу черрртей! И двойную порцию картошки фри, пожалуйста...
Тысячу черрртей! И двойную порцию картошки фри, пожалуйста...

На этом сегодня всё.

Картина дня

наверх