Приколисты

418 310 подписчиков

Свежие комментарии

  • Никитский Георгий
    Улыбнуло!))Кузнечик
  • саша дмитренко
    а  с  чего бы??5000лет  всегда  делятся  на  хозяев  и рабов,,,только последние  лет  100 так  прямо  не  говорят))))...Какие зарплаты бы...
  • Юлия Гарро
    У меня у бабушки с дедушкой были такие с "Охотниками на привале", семейством лосей (или оленей) и какой-то сюжет с ры...Советские гобелен...

Теща привыкла, что дети ей дают деньги на отдых, но однажды зять решил ее проучить

Мать удачно выдала дочь замуж, сама вышла не пенсию. Но привыкла хорошо отдыхать, а пенсия не позволяла. Повадилась деньги у детей брать. Зять, который работал начальником тюрьмы, однажды не выдержал и пригласил тещу туда, чтобы проучить ее. В итоге ее не только проучили, но и вылечили.

Фото автора Алекке Блажин: Pexels

Владимир вышел из туалета злой

Жена с большим усердием начала отмывать тарелки – уже знала из-за чего у него плохое настроение. Муж уединяется в уборной зачастую для того, чтобы новости почитать, и в соцсетях посидеть. А сегодня ее мама выложила очередные фото с отдыха.

- Для чего, говоришь, твоя мать просила 20 тысяч? – через некоторое время уточнил Владимир.

Яна знала, что сейчас начнется. Но что она может сказать в ответ? Сама уже в курсе, что санаторий снова оказался не лечебным, а популярным турецким курортом. Мать, конечно, начнет оправдываться, что якобы тех 20 тысяч все равно на полноценный отдых не хватило бы, и наверняка принесет пачку чеков с массажных процедур. Чеки, конечно, с турецкими каракулями, но даже если перевести, скорее всего будут подтверждать, что был массаж.

Яна даже оправдывать мать не стала, сама была злая на нее. Муж, естественно, пар выпустил.

Высказал свои претензии, хотя сам знал, что не в жене проблема, а в ее матери. Вечно приходит и на жалость давит. Считает нормальным, что дети ей должны оплачивать отдых.

 

65-летняя теща привыкла жить хорошо

Еще при Союзе работала заведующей магазином, потом на рынке на хорошей должности. Жили не бедно, многое себе позволяли. А когда дочь удачно вышла замуж, мать со спокойной душей отпустила ее в самостоятельную жизнь.

Сама Лидия Игоревна зарядилась по курортам ездить, дочь ведь не нужно теперь поддерживать, Яна сама себя обеспечивает, и муж у нее хороший, значит все доходы можно только на себя тратить.

Как только подошла пенсия, Лидия Игоревна ушла с работы. Заслужила же, зачем напрягаться. Только вот к курортам уже привыкла, не хочется отказывать себе в удовольствии, а с пенсии особо не наездишься. Но есть же дочь, можно с нее и зятя тянуть. Хотя и сама могла бы еще работать - с рынка ее никто не выгонял, место хорошее и особо не перетруждалась там. Но нет же, решила детей напрягать. Считала это нормальным.

Отдыхать Лидия Игоревна любила в турецких отелях, олл инклюзив

Турецкий климат ей подошел. И много русских – не скучно. Еще персонал там приятный, возвращается домой посвежевшая, комплиментов ей там навешают, приятно женщине.

Хотя и немолодая сама, и горб у нее имелся, но на курорте его не заметно, там видят только чаевые. Кстати, этот горб и был основным элементом давления на дочь. Мать говорила, что заработала его, потому что в тяжелые времена в дом все тащила, чтобы прокормить дочь.

Пожилая женщина не так бы свою молодежь напрягала, если бы ей группу инвалидности дали. Там бы ей выплаты полагались, может, и хватило бы на отдых. Но это не точно. Все-таки здоровье поправлять – это дорого сейчас обходится. А на родине доверять себя никому нельзя, утверждала Лидия Игоревна. Только в заграничных санаториях можно реабилитацию нормальную пройти. Правда до реабилитации дело почти никогда не доходило. Все подготовка была. Сначала отдохнуть, а потом процедуры.

Еще выбор на заграницу падал, потому что на отечественную медицину Лидия Игоревна обижалась из-за группы - считала себя незаслуженно обделенной доплатами, не видели доктора в ней инвалида. А потому был двойной повод ехать в Турцию на восстановление хотя бы душевного спокойствия.

Еще на родине к ней относились как к старухе, ведь с горбом она могла сойти за 75-летнюю, соответственно, обращались к ней, как к бабушке. А в Турции ее называли или леди, или мадам, или девушка. Приятно ведь, хоть последнее – это и откровенная лесть.

Через несколько месяцев после последнего отдыха тещи, Владимир вернулся с работы уставший

Проверка только закончилась. Хоть все и чисто там было, но все равно нервничал. Теперь хотелось отдохнуть после напряженных дней.

Жена подозрительно тихая была. Он нутром чувствовал, что Яна что-то скрывает. По роду работы нюх у него на всякие скрытые секреты был. Он работал начальником тюрьмы.

Яна накрыла на стол, покушали, непринужденно обсуждая ее подруг. Но чувствовалось, что водит его за нос жена. Как будто любимую чашку разбила, в спешке осколки спрятала под коврик, и всеми силами пытается оттянуть неприятный момент, когда муж заметит ее отсутствие. Но чай Яна налила в его любимую чашку.

Чай они обычно пили на диване. Владимир удобно расположился на подушке и глотнул горячего напитка...

И тут зазвонил телефон

- Я в душ, - подскочила жена и уже через секунду ее след простыл.

Звонила теща. Ну, теперь все стало на свои места. Лидия Игоревна обычно сначала с дочерью говорила, а потом уже зятя склоняла помочь незаслуженно проигнорированному инвалиду. И, судя по замешательству жены - на очередное лечение хотела выбить денег.

И действительно теща ничем не удивила Владимира, снова попросила денег. Нашла новый крутой санаторий, там ее точно вылечат. Владимир, сжав зубы, еле сдержался, чтобы не сказать, что горбатого только могила исправит.

- А что с тем санаторием, в котором вы три месяца назад были? – уточнил он. – Вроде, там тоже турецкие бани были.

Теща замолчала, видимо, соображая, в каком месте она прокололась. Ведь детям сказала, что в Подмосковье ездила.

- Ой, ты о тех фото? – она сообразила, что и зять смотрит ее соцсети. – Это же еще со старой поездки, - явно соврала она. – А в этот раз там же фотографировать нечего было, поэтому старые фоточки выложила.

Врет и не заикнется, думал Владимир

Но уже надоело идти у нее на поводу. Вежливо намекнул, что не жирно ли так часто на отдых ездить. Лидия Игоревна поправила, что это на лечение – а это другое. Зять заметил, что лечение как-то никакой пользы не приносит, а теща в ответ – что хронические болезни вообще не излечиваются, а требуют постоянной реабилитации.

Хотел возразить, что наглость у нее явно хроническая, но это не относится к болезням. Но в проем двери заглянула жена.

Владимир сдержался, начал интересоваться, что за санаторий, от чего там лечат. Как только Яна скрылась, он сказал, что ладно, еще один отдых не помешает раз такое крутое лечение обещают. И велел теще приезжать завтра к нему на работу. Коллега брал деньги в долг, завтра отдаст, и теща может прямо там взять наличку. Только к концу рабочего дня пусть едет, у него тогда меньше работы.

На следующий день начальник тюрьмы ждал гостью

Службу свою, надо сказать, он выполнял ответственно, в тюрьме был порядок. Что и подтвердила недавняя проверка. И теще хотелось этим похвастаться, он собирался показать, как у него в тюрьме все хорошо. Экскурсию ей устроить.

На самом же деле, Владимир решил поселить дорогую тещу на ночь в камеру к зекам на перевоспитание. Глядишь, дурь из нее выбьет. Жене, естественно, ничего говорить не стал.

Лидия Игоревна прибыла в оговоренное время. Довольная. Еще не подозревала, какой отдых ее ждет. А зять не спешил деньги на санаторий давать, сказал, что есть вариант для нее получше. Но сначала хочет похвастаться условиями в современной тюрьме. Дескать, его похвалили недавно, что работа хорошо работается, пусть теща им гордится.

Пожилая женщина с воодушевлением приняла предложение зятя и пошла рассматривать тюремные камеры

Когда бы она еще на настоящих зеков посмотрела?

Старушка, ничего не подозревая, зашла в одну из камер, и поняла истинный повод этой экскурсии только когда дверь за ней закрылась, и ее взору предстали мужчины, сидящие в этой камере.

Кто-то присвистнул, а Лидия Игоревна прижалась к двери и тихо позвала зятя.

- Во…Владимир, - дрожащим голосом заныла она. – Семенович Владимир, - уточнила она, понимая, что это для нее он Вовочка, а для зеков он Владимир Семенович.

Только теперь теща поняла, что с зятем нужно было быть помягче

Слишком уж она обнаглела. Сдался ей этот санаторий, пойдет еще раз в больницу инвалидность выбивать, может там по льготам ее куда-нибудь отправят, все же лучше, чем в тюрьме.

Но дверь закрылась и послышались удаляющиеся шаги. Никак зять не пошутил. Похоже, реально ее на ночь здесь решил оставить.

Тем временем к ней подлетел какой-то оголтелый зек. В ее голове начали появляться ужасные картины, что с ней сейчас сделают.

Лидия Игоревна впервые не пожалела, что она выглядит как старушка, для большего соответствия своему образу, согнулась еще больше. Снизу вверх посмотрела на этого мужика.

Тот, ничуть не смутившись, велел бабке раздеваться

Пожилая женщина, с надеждой обернулась к двери. Вдруг зять не серьезно, стоит там, слушает, напугать просто хочет. Но зек схватил ее за руку, а дверь так и оставалась закрытой.

Неожиданно этого зека оттолкнул смотрящий. Все это время он спокойно наблюдал за происходящим. Он подошел к старушке и внимательно ее осмотрел. Улыбнувшись, мужчина сообщил, что он будет первый. Другие зеки молча заняли свои места. Кто-то издевательски хихикал.

Лидия Игоревна с ужасом смотрела на этого громилу. Она слышала какие-то тюремные истории. Многие заключенные, кажется, годами не видят женщин, и им все равно, кто перед ними.

- Ложись на мою шконку, - кивнул на свою койку смотрящий, и захрустел пальцами. – Давно я этого не делал. Именно о такой женщине и мечтал.

Старушка даже ойкнуть не смогла

Она смотрела, как огромные ладони зека сжимаются в кулаки, и понимала, что это конец. Не сравнить с турецкими мальчиками-аниматорами, которые каждый вечер показывали танцевальные движения. Сейчас бы хотя в тот подмосковный санаторий, который она показывала зятю, и в который так и не поехала, предпочтя Турцию.

Под строгим взглядом смотрящего, она прошла к его шконке и покорно легла. Закрыла глаза, ожидая своей участи. Через несколько секунд почувствовала рядом его дыхание, тут же он схватил ее за руку и с силой дернул. Пожилая женщина закричала, и от боли потеряла сознание.

Когда Лидия Игоревна пришла в себя, то подумала, что она в раю

В теле ощущалась какая-то легкость и ей даже показалось, что горб практически сошел на нет. Но жесткая кровать вернула ее в реальность. Она резко подскочила, и испытала нестерпимую боль. Все не так радужно было – теперь болела каждая клеточка ее тела.

Светало. В камеру пробирались приятные лучи утреннего солнца. Рядом за столом сидел он и читал книжку. И усом не повел, когда старушка начала суетиться на его койке.

Лидия Игоревна испуганно замерла, глядя на зека. Она не понимала, что произошло.

- Еще неделю минимум будет болеть, - наконец, поднял на нее глаза смотрящий. – Вам бы еще раз десять на массажи походить для закрепления эффекта, - сказал он.

Пожилая женщина озадаченно кивнула

Кажется, обошлось. Мужчина предложил ей чаю. Оказалось, что он всю ночь мял ей спину, так как он был костоправом. Он соскучился по практике, а тут такой пациент. Он сразу понял, что к чему, и как ей можно помочь.

Начальник тюрьмы попросил тещу припугнуть, ничего с ней не собирались плохого сделать. Но тут такое дело, что грех не воспользоваться. Лишним не будет.

Лидия Игоревна поблагодарила его за все.

А когда зять пришел наутро вызволять тещу из этого санатория, то не узнал ее

Ему чуть плохо не стало, когда увидел, что она еле ноги передвигает, выходя из камеры.

Он едва с кулаками на смотрящего не накинулся, дескать, просил же только припугнуть. Но теща остановила его. Сказала, что все нормально, такого массажа ей в жизни никто никогда не делал. Попросила по возможности походатайствовать, чтоб того зека досрочно выпустили, хороший человек ведь, людям бы помогал на свободе, а то пропадает тут.

Со смотрящим Владимир обещал разобраться, если заслуживает, то уменьшат срок. А теще пришлось такси вызывать. От денег на санаторий она сразу отказалась, сейчас бы просто до дому добраться.

Но потом благодарила Лидия Игоревна зятя

Сам того не зная, он организовал ей лечение. А всего то перевоспитать хотел, а получилось, что два в одном сделал.

В итоге теща помолодела лет на 15. Инвалидности уже добиваться не хотела. Какой из нее инвалид? Она еще ого-го, женщина-ягодка.

Все-таки поехала потом в местный санаторий, там хорошо провела время. И завела себе симпатичного мужика. Занималась своей жизнью, а в жизнь дочери и зятя больше не лезла.

Так что не только могила может горб исправить, сначала стоить попробовать условия подходящие экстремальные организовать, или хорошего костоправа. А в случае с Лидией Игоревной – и то и другое. Иногда и от испугу можно резко выздороветь.

Картина дня

наверх